ekaterin_p (ekaterin_p) wrote,
ekaterin_p
ekaterin_p

О Шарлотте Бронте.

21 апреля - 200 лет со дня рождения Шарлотты Бронте. Писателей-женщин очень мало, почти все - англичанки. Если составлять список лучших, на первое место я бы поставила Ш. Бронте. Именно она написала в романе "Городок":

Виллет — космополитический город, и в нашей школе учились девочки почти из всех стран Европы, принадлежавшие к самым разным слоям общества.
Хотя Лабаскур по форме не республика, на деле в нем царит социальное равенство, поэтому юная графиня и юная мещанка сидели за партой пансиона мадам Бек рядом.

Ш.Бронте интересовалась политикой, и это в середине 19 века! И при том, что всегда стремилась заработать на жизнь, работала гувернанткой и учительницей. Если не работала, живя с отцом, значит, занималась домашним хозяйством и ухаживала за больными родственниками. И написала два великолепных романа "Джейн Эйр" и "Городок". Роман "Шерли" не так хорош, увы. В нём писательница окончательно складывает оружие перед гендерным неравенством, - вот и результат - итереснейший роман, действие которого разворачивается на фоне войны рабочих и фабриканта (чартистское движение) получил такую слабую заключительную часть, с такими вымученными назиданиями о том, что дОлжно женщине, а что нет, что дочитывать его без боли и досады невозможно.
В романе "Городок" тоже есть длинноты, которые трудно преодолеваются читателем, это скрупулёзное повествование о маленькой графинюшке, о свойствах её характера и чувствах, обусловленных аристократическим происхождением. Такое внимание автора к высокопоставленной особе даёт нам наиполнейшее понимание сословного общества, дополняя общую картину романа, где взаимоотношения сословий ясно выражены.

"... я во все глаза смотрела на высокие потолки, на расписанные стены, на широкие окна, пропускавшие потоки света, на мрамор с прожилками, ... и, сопоставляя все это с размерами чулана, предоставленного мне в качестве комнаты и отличавшегося чрезвычайной скромностью, я предалась философическим размышлениям.
Меня поразила прозорливость, с которой слуги и горничные распределяют между гостями удобства пропорционально их достоинству. Каким образом слуги в гостиницах и горничные на судне с первого взгляда знают, что я, например, лицо, не занимающее почетного положения в обществе и не обремененное капиталом? А они это несомненно знают, и я отлично видела, что все они, произведя мгновенный расчет, оценивали меня с точностью до одного пенса. Явление это представлялось мне странным и полным скрытого смысла. Я понимала, в чем тут суть, и мне удавалось не падать духом под гнетом подобных обстоятельств."


Длинноты, не совсем оправданные, легко компенсируются писательницей при описании начальных обстоятельств биографии главной героини, она не посвящает нас в перипетии судьбы и смерти её родственников, в результате которых девушка остаётся одна на свете и без средств, вместо этого:

"Мне вечно будет помниться пора — долгая пора — холода, опасности, раздоров. До сих пор мне снятся кошмары — соленые ледяные волны врываются в горло и душат меня. Более того, я знаю, что была буря, которая длилась не один час и не один день. Много дней прошло без солнца и ночей — без звезд. Собственными руками сбрасывали мы груз с нашего судна, над нами бесновался ураган, не оставалось надежды на спасение. В конце концов корабль затонул, экипаж погиб."
Tags: Шарлотта Бронте, эмансипация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments